Отображение музыкальной темы в действиях ученика

Музыкальная тема должна быть не только верно воспринята, но и верно отображена в действиях ученика. Как уже говорилось выше, музыку нельзя представлять — минировать и тем самым превращать занятия по классическому танцу в уроки по актерскому мастерству.

Лицо и вся фигура ученика должны действовать свободно, увлеченно, но в полной гармонии с законами искусства танца, а не пантомимы. В этом и должно заключаться принципиальное различие воспитания будущего актера-танцовщика и мима.

Третий компонент музыкальности — это умение учащихся внимательно вслушиваться в интонации музыкальной темы, стремясь технически верно и творчески увлеченно воплотить их звучание в пластике танца.

Словом, музыка и хореография должны стать для ученика единым объектом его внимания во всех отношениях.

Практика советского балетного театра убеждает в том, что умение верно чувствовать и свободно отображать интонацию музыки в танце должно воспитываться у учащихся так же, как верное чувство ритма и понимание темы. Можно уметь ритмично танцевать, тонко и верно воспринимать содержание музыкальной темы, по не уметь или недостаточно уметь отобразить ее интонации в своих действиях. Поэтому не только что, по и как говорит музыкальная тема, ученик должен воспринимать одновременно и именно на уроках классического танца.

Следовательно, не надо бояться появления у учащихся музыкально-пластических интонаций, ибо это не нарушение учебных традиций или канонов хореографии, а всего лишь преодоление «холодной» техники движения, автоматизма, монотонности.

Изменяя пластический характер выполнения какого-либо упражнения, разумеется в полезно допустимых рамках, усиливая или ослабляя ритмические акцепты (сильно-энергично, мягко-сдержанно, плавно-певуче, чеканно-убыстренно и т. д. и т. п.), ученик может более отчетливо отобразить музыкальные интонации. Эти занятия пе являются упражнениями в актерском мастерстве. Они представляют всего лишь работу над музыкальной пластикой танца. Преодоление «холодной» техники движения означает осмысленный, целеустремленный, а не отсутствующий взгляд, живые, а не кукольно точные движения головы, рук корпуса и ног даже при выполнении самых элементарных battements.

Поэтому, повторяю, бояться, что музыкальные интонации в учебной работе могут «развалить» исполнительскую технику движения или помешать ее осмысленному развитию, — это все равно что бояться самой жизни.

Напротив, умение увлеченно вникать в музыкальные интонации заставит учащихся воспринимать учебные задания не отвлеченно, как ритмически точную схему движения (механику), а как живую, творчески действенную пластику танца.

Будущий музыкант-исполнитель осваивает приемы игры па избранном им инструменте также пе отвлеченно, а с определенным намерением добиться не только ритмически точного, но и чистого, гибкого, мягкого и глубокого звука, способного к выразительным интонациям. Композитор Б. В. Асафьев по этому поводу писал:

«Когда говорят про скрипача: у него скрипка поет, — вот высшая ему похвала. Тогда его не только слушают, но стремятся слышать, о чем скрипка поет».

Государственный выставочный зал «АРТ-Измайлово»

Яндекс.Метрика